Авторизация
 

Тюремная больница челябинского ГУФСИН после арестов и увольнений осталась без врачей

Тюремная больница челябинского ГУФСИН после арестов и увольнений осталась без врачей

Череда скандалов прокатилась по пенитенциарной системе Челябинской области в последний месяц: побег заключенного из СИЗО-1, пожар в исправительной колонии № 2 и событие, до сих пор не получившее официальных откликов, — аресты медиков и сотрудников специализированной туберкулезной больницы ЛПУ-3 по подозрению в незаконном обороте сильнодействующих медпрепаратов. Пока силовики отказываются подтверждать факты, общественники бьют тревогу — тяжелобольные заключенные в настоящее время остаются без медицинской помощи.

Сбывали обезболивающие?

Информацию об арестах в лечебно-профилактическом учреждении № 3 ГУФСИН по Челябинской области еще в начале мая опубликовала на своей странице в Facebook правозащитница, бывший член общественной наблюдательной  комиссии Валерия Приходкина.

«Новости Челябинского ГУФСИН — пару дней назад ФСБ арестовали в ЛПУ СТБ-№ 3 начмеда Хохлову Т. И., зав. хирургическим отделением Скрипкина и завхоза (?) Калинина за незаконный оборот наркотических средств», — указала Приходкина.

Официальные представители областного следственного управления СКР и УФСБ по Челябинской области и тогда, и сейчас заявили корреспонденту Znak.com, что не обладают информацией о случившемся. 

«Я не знаю, о чем идет речь, через меня ничего подобного не проходило», — заявил и прокурор Челябинской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ Александр Яковлев.

В пресс-службе ГУФСИН региона ответили, что официальных комментариев от руководства по этому поводу не поступало.

Однако, по данным Znak.com, задержания все-таки были. 

В частности, в конце апреля сотрудники УФСБ по Челябинской области по оперативным материалам управления собственной безопасности ФСИН России задержали теперь уже бывшего заместителя главного врача лечебного учреждения по клинико-экспертной работе Танзилю Хохлову, начальника хирургической службы Максима Скрипкина и сотрудника медсанчасти № 74 ФСИН России, заместителя по тылу в ЛПУ-3 Калинина. 

По неофициальной информации, в 2015-2016 годах Хохлова и Калинин организовали сбыт на черном рынке наркотических и ненаркотических сильнодействующих медицинских препаратов, которые учреждение получает в больших количествах для лечения, в первую очередь для обезболивания больных заключенных.  По данным источников Znak.com, с территории больницы вынесли не менее 500 упаковок с ампулами морфина и трамадола. Роль хирурга Скрипкина пока устанавливается. Но, по предварительным данным, именно он ставил в документах, листах отчета и картах больных подписи о том, что лекарства использованы по назначению.

Танзиля Хохлова находится, по последним данным, в екатеринбургском СИЗО и уже уволена со службы, Максим Скрипкин отпущен под подписку о невыезде и отстранен от работы, Калинин содержится в СИЗО № 7 Челябинска. 

«Никакой информации по данному факту у нас нет», — уточнила пресс-секретарь УФСБ по Челябинской области Марина Горлевская.

Однако, по информации источника Znak.com, работали в больнице именно челябинские контрразведчики.

 

По словам Валерии Приходкиной, провернуть схему было несложно, так как в больнице лежат в основном тяжелобольные заключенные, многие из которых онкобольные, испытывающие адские боли.

В картах больных заключённых отмечаются поставленные уколы трамадолаВалерия Приходкина

«Там лекарства можно тысячами ампул выносить, в карточках расписывается лечение: по три, а то и по пять уколов в сутки на больного, а дальше просто ставь там крестики и все, — говорит правозащитница. – У нас дело громкое выиграно в ЕСПЧ: Лавров против РФ. Выиграли на основании видео и справки, подписанной тем самым Скрипкиным, что онкобольному не могут дать в условиях ФСИН никакого лечения, кроме операции. То есть речь идет об обезболивании, которого якобы не хватает».

Лечить некому, гниют заживо

После арестов от работы отстранили нескольких медиков, которые, по данным службы безопасности, могли быть причастны к преступлениям. Один хирург уволился сам за неделю до событий. Всё это привело к патовой ситуации: тяжелобольных заключенных оказалось просто некому лечить.

«По следам вопроса арестов в ФБУ ЛПУ СТБ-3: ситуация настолько серьезная, что на 25 тысяч осужденных в Челябинской области остался только один хирург. Остальные либо арестованы за незаконный оборот наркотиков, либо сами успели уволиться от греха... А между тем полное отделение больных осужденных ждет лечения, — говорит Валерия Приходкина. –

За месяц мне поступило три официальных обращения от пациентов СТБ о том, что им не оказывается должного лечения.

 В связи с этим я подготовила и направила во все необходимые инстанции — прокуратуру, ФСИН, медсанчасть – обращения с просьбой срочно повлиять на ситуацию. Другое дело, что на место уволенных врачей, в том числе хирурга, довольно сложно найти специалиста. Кто захочет работать с ВИЧ и туберкулезом? Никто! Скрипкин – хирург от бога, его во всей этой ситуации одного жалко».

Вот что написала Валерия Приходкина в обращении: «В связи с поступающими жалобами от пациентов ФКУЗ ЛПУ СТБ-1 об отсутствии должного медицинского обслуживания, в том числе, о невозможности хирургического вмешательства, в связи с увольнением и отстранением от работы ряда сотрудников учреждения прошу срочно изыскать возможность приглашения из муниципальных больниц города хирургов-специалистов в ортопедии, прочих необходимых специалистов. На сегодня осужденные месяцами содержатся в ЛПУ СТБ-1 без должного оказания медицинской помощи. Отмечаю, что пациенты хирургического отделения ФКУЗ ЛПУ СТБ-1 сплошь тяжелобольные, кому необходима экстренная хирургическая помощь. Да и очередь на получение этой самой помощи ждут в колонии порой месяцами. Так, осужденного Алдохина Юрия Владимировича, страдающего тяжелейшим заболеванием, остеопорозом обеих пяточных костей, который нуждается в срочной чистке этих самых костей, не оперируют уже два месяца из-за отсутствия специалиста, кто мог бы сделать такую операцию. Раньше эти операции делали Скрипкин и Иванов. Затягивание оказания Алдохину должной помощи уже привело к тому, что один голеностопный сустав потерял всякую подвижность, а еще протянуть время – придется ампутировать конечности».

«Прошу прокуратуру взять на контроль систематические нарушения прав пациентов, провести проверку и принять меры реагирования по указанным в заявлении фактам», — заключила правозащитница. 

Подобное обращение бывший член ОНК направила и в Совет по правам человека при президенте РФ.

Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы