Авторизация
 

Пенсия после смерти. Правительство вновь гадает, что делать с пожилыми гражданами России

Пенсия после смерти. Правительство вновь гадает, что делать с пожилыми гражданами России

СМИ взбудоражило сообщение, что кабмин за закрытыми дверями обсуждает возможность увеличения трудового стажа, необходимого для получения пенсии по старости. Об этом, в частности, «Ведомостям» сообщили сразу трое чиновников федерального уровня.

Министерство труда и соцзащиты оперативно выступило с опровержением информации, заявив, что сейчас «никакие изменения не обсуждаются». Мол, волноваться не о чем, граждане, спите спокойно.

Тем не менее, рискнем подвергнуть сомнению сообщение пресс-службы Минтруда и, наоборот, поверить анонимным информаторам «Ведомостей», слившим весьма неприятный для правительства инсайд.

Боливар не вывезет двоих

Почему же не вполне официальная публикация вызывает больше доверия, чем официальное опровержение? Хотя бы потому, что у правительства действительно есть повод делать все возможное, чтобы оставить без пенсий максимальное число российских граждан. Именно этим оно занималось последние 15 лет.

Мы уже рассказывали, что Пенсионный фонд был создан в последние годы существования СССР, когда количество трудоспособных людей существенно превышало число пенсионеров. Из-за этого государство получало больше пенсионных отчислений, чем выплачивало. Образовывался излишек денег, для управления которым логично было создать спецфонд.

Однако в девяностые и двухтысячные годы ситуация изменилась до противоположной: пенсионеров стало много, а число работников сократилось. В результате расходы ПФР теперь неуклонно идут вниз, а обязательства растут.

Вполне ожидаемая ситуация, скажете вы. «Эффективные менеджеры» десятилетиями собирали с населения миллиарды рублей; теперь же пришло время платить по счетам. Но беда в том, что платить нечем. Еще в докризисном 2013 году дефицит ПФР перевалил за триллион рублей.

Что делает в этой ситуации правительство? С ухмылкой злодея из вестернов – достает револьвер и заявляет, что Боливар не вывезет двоих.

Пенсионный фашизм

Попытки спихнуть граждан России с «шеи» государства, попутно рассовав их деньги по нужным карманам, начались еще в ранние нулевые. В 2002-м был принят закон «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ», согласно которому пенсии должны были состоять из трех компонентов: базового, страхового и накопительного. При этом государство гарантировало только первую из них; два других должны были аккумулироваться негосударственными пенсионными фондами (НПФ).

Далее наших граждан в течение целого десятилетия донимали «письмами счастья», предлагавшими отдать свой «золотой» той или иной конторе. Желание накормить НПФ народными деньгами было столь велико, что в 2007-м на пенсии разрешили тратить материнский капитал, а годом позже ввели программу государственного софинансирования накопительной части.

Иными словами, правительство использовало деньги недоверчивых налогоплательщиков, чтобы «накинуть» тем, кто решил отдать свои отчисления НПФ. Совсем как в анекдоте про колхоз, который, как известно, «дело добровольное».

В реальности кабмин, разумеется, спонсировал не будущие пенсии, а владельцев НПФ. К 2013 году дело дошло до угроз: в правительстве назвали несогласных граждан «молчунами» и на этом основании решили списать деньги, которые эти самые граждане отдали государству, а не НПФ.

«Да, у «молчунов» будет ноль, это решение правительства, – заявлял тогда замглавы Минфина Алексей Моисеев. – Если человек не хочет иметь накопительную часть, то тогда нечего ему оставлять два процента, надо ему оставить ноль».

Под эти нехитрые рассуждения в тот год у будущих пенсионеров было украдено 350 миллиардов рублей.

Пенсионные накопления? Нет, не видели!

Пинками и пропагандой к 2015 году в систему негосударственных пенсионных фондов удалось загнать 28 миллионов человек – 44% будущих пенсионеров. Достойный результат для 13 лет упорного труда.

Однако российская экономика к тому моменту уже находилась в глубоком кризисе, испытывая острую нужду в деньгах. По этой причине государство… заморозило отчисления в НПФ. Собственно, это случилось еще в 2013-м, но людей продолжали загонять в НПФ по инерции. В 2015-м в негосударственные фонды «ушли» аж 5 миллионов граждан. Очень уж не хотелось терять свои деньги.

Заморозка отчислений НПФ за три года дала государству около триллиона рублей. Гражданам же в обмен пообещали пенсионные баллы и индексацию выше инфляции.

Естественно, обманули.

Нельзя не отметить, с какой скоростью после этого правительственные деятели сменили риторику. «Никто не собирался эти деньги возвращать, потому что эти деньги пошли на Крым, на антикризисные меры, - заявил в 2014 году министр финансов Антон Силуанов. – Сейчас пока этот ресурс есть, скорее всего, пойдет на поддержку программы социально-экономического развития Крыма и Севастополя», – добавил он.

А вице-премьер Ольга Голодец в марте 2016-го огорошила граждан заявлением, что только за 2015 год граждане потеряли 200 миллиардов рублей из-за неэффективного управления негосударственными пенсионными фондами. В сентябре же и вовсе было сообщено, что накопительную часть пенсий могут отменить.

«Это может быть и заморозка, это может быть отмена. Мы просто говорим, что ее нету, а в какой форме – мы пока не знаем», – заявила Голодец.

Старые песни на новый лад

Параллельно власти приступили к решению второй части пенсионной задачи – уменьшению расходов на выплаты пожилым. НПФ решали эту проблему легко, в стиле Сергея Мавроди: ваш пенсионный фонд разорился, получите свою базовую часть. Однако тот факт, что почти 60% граждан России проигнорировали аферу, потребовал от правительства и связанных с ним кругов дополнительных усилий.

Еще в 2012–2013 годах власти стали прощупывать почву для повышения пенсионного возраста. Одновременно стали появляться проекты по частичному ущемлению пенсионеров. Незадолго до начала кризиса эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС) предложили лишить работающих пенсионеров базовой части пенсии.

За прошедшие годы обсуждение повышения пенсионного возраста превратилось в политический вопрос: отмороженные либералы, вроде Алексея Кудрина, с пеной у рта доказывают, что это «просто необходимо», а вменяемые экономисты выступают против. Однако даже с технической стороны повышение пенсионного возраста является бессмысленным. Если поднимать возрастную планку резко – может взбунтоваться поколение, которое заставляют работать дольше других; если же делать это постепенно, не возникнет эффекта обнуления обязательств, и Пенсионный фонд вновь окажется перед необходимостью платить по счетам.

Мало что дает комбинаторам и повышение трудового стажа. Для получения пенсии по старости сейчас нужно иметь минимальный стаж в 7 лет. Средний стаж, с которым граждане России завершают трудовой путь, составляет 35 лет. Иными словами, правительству для получения хоть какого-то эффекта придется поднимать стаж на 30 лет.

Обе предлагаемые кабмином меры ударят прежде всего граждан, десятилетиями работавшим в «серой» зоне, без оформления трудовых книжек и договоров. Таковых, по данным Минтруда, в стране от 15 до 20 миллионов человек. В случае повышения пенсионного возраста гражданам, не имеющим официального трудоустройства, придется дольше жить, рассчитывая на свои силы, а затем идти и получать хоть нищенскую, но гарантированную пенсию. Повышение стажа же будет означать, что пенсий такие наши соотечественники вообще не увидят.

Мрачные перспективы

На социальную диверсию подобного масштаба власти могут и не решиться. Однако и наступления на будущих пенсионеров останавливать никто не собирается. А оно идет и без всяких дополнительных новшеств.

Для выхода на пенсию гражданин сейчас должен набрать семилетний стаж отчислений и 11,4 пенсионных балла. Но уже к 2025 году для получения минимальной пенсии придется иметь 30 баллов и стаж в 15 лет. Требования постепенно ужесточаются, а возможности для трудоустройства, увы, не становятся лучше. Да и реальные доходы населения не растут. Иными словами, чем моложе гражданин, тем труднее ему (или ей) заработать на пенсию.

Ни повышение стажа, ни увеличение возраста принципиально эту картину не меняют. Речь идет лишь о дополнительных препятствиях на пути к достойной старости. Если такая тенденция продолжится, Россия действительно превратится в страну, где старикам нет места.

Единственным принципиальным решением пенсионной проблемы, пожалуй, может стать упразднение Пенсионного фонда и переход к прямому финансированию пенсий из федерального бюджета, как это ранее предлагали сделать экономисты Михаил Делягин и Михаил Хазин. Однако для этого стране придется вначале научиться жить по средствам, отказавшись от проведения Олимпиад, Универсиад и прочих мундиалей, свернуть покупку облигаций американского госдолга и уволить большую часть из 120 тысяч дармоедов из ПФР.

Но такой вариант вряд ли будет реализован не при нынешнем правительстве.

 

Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы