Авторизация
 

Слава Рабинович: участие Ксении Собчак в выборах – договорной матч с Кремлем

Слава Рабинович: участие Ксении Собчак в выборах – договорной матч с Кремлем

Выдвижение Ксении Собчак своей кандидатуры на пост президента РФ – спецоперация Кремля, личный бизнес проект бывшей теледивы, или искренняя попытка изменить мир к лучшему? Об этом шла речь в беседе  корреспондента Русского Монитора с известным финансистом Славой Рабиновичем.

Хотелось спросить Вашего мнения о том, почему получилось так, что к кампании Ксении Собчак присоединился целый ряд известных и статусных людей, в том числе те, которые всегда считались видными представителями оппозиционных кругов?

– Я думаю, что это функция двух переменных. Первая относится к тому, что можно назвать чистосердечным заблуждением по поводу того, что собой представляет избирательная кампания Ксении Собчак и каковы ее истинные цели. Ну, например, я могу себе представить, что уважаемая мной Елена Лукьянова, наверное, считает, что говорить что-то оппозиционное на федеральных каналах, лучше, чем ничего не говорить. А второе – это функция денег. Надо полагать, денег немалых.

Откуда эти деньги берутся?

Что касается происхождения средств на кампанию Ксении Собчак, то тут все совершенно однозначно. Потому, что на такого кандидата, как Ксения, никто в своем здравом уме и твердой памяти не поставил бы своих собственных денег, это абсолютно очевидно, потому что все прекрасно понимают, что все деньги, до последней копейки, которые будут вложены в такую кампанию, будут потеряны. Или еще хуже того. Соответственно, раз ни один человек в здравом уме и твердой памяти не будет инвестировать в такого кандидата, так как это означает стопроцентную потерю своего капитала, то совершенно очевидно, что это договорный матч, участниками которого является Администрация президента с одной стороны, и сама Ксения Анатольевна с другой. Финансирование идет из Кремля, от их замечательных секретных фондов, которые состоят из наличных денег, которые приносятся чемоданами и условно не существуют. Но откуда они берутся – мы знаем, это кремлевские поборы с бизнесменов из больших и не очень больших корпораций. Это все, что называется у них словом «бассейн». Я представляю себе, что Ксения Анатольевна сама прекрасно понимает, как играет в грязную игру, и большинство думающих людей прекрасно это видят, соответственно она отдает себе отчет в том, что, когда этот матч будет отыгран, ее репутация среди порядочных и думающих людей будет разрушена навсегда. Поэтому ей необходимо здесь и сейчас взамен заработать такое количество денег, какое она не заработала бы ни до, ни после 2018 года, так чтобы ее жизнь после этого позорного спектакля была обеспечена навсегда.

Сколько может стоить кампания Собчак?

Я не берусь каким-то образом точно оценить стоимость её кампании, но я рискну предположить, что она никак не меньше 100 млн долларов. И если представить бюджет на ее кампанию в таком размере, то, я думаю, Ксения договорилась о том, что 50% (миллионов 50) она берет себе в качестве гонорара, а остальные 50 миллионов долларов идут на бюджет ее так называемой предвыборной кампании, включая финансирование штабов и оплату дорогостоящих наемников вроде Малашенко, и любых других персонажей, которые решили поучаствовать в этой клоунаде. Деньги, скорее всего, поступают по каналам Администрации президента черным налом.

– То есть пресловутые чемоданы с деньгами, как мы помним по выборам 1996 года.

– Чемоданы, коробки из-под ксерокса. Впрочем, полагаю, что сейчас коробки из-под ксерокса пешком не тягают, есть более надежные способы передавать денюжку, это дело техники, а принцип действия я думаю вот такой.

-Вы упомянули, что мотивация госпожи Лукьяновой, которая согласилась участвовать в кампании Собчак, может заключаться в том, что она надеется использовать время кампании для разоблачения путинизма в центральных СМИ. Почему по-вашему такая концепция порочна?

Да, на федеральных каналах может ненадолго появиться то, что обычно обсуждается только в Фейсбуке, но с точки зрения смены режима это ни к чему не приведет, и только лишь даст основания представителям путинской ОПГ (и самому Путину) говорить на весь мир о том, что у нас были демократические выборы, справедливые, честные, свободные, и что кандидат от либералов и демократов получила допустим 5% по всей стране, или 8% по всей стране, а вот наш дорогой и любимый Путин получил больше 50% в первом же туре.

А ведь мы уже в прошлом видели, как путинская ОПГ, чтобы продлить свое существование, научилась манипулировать президентскими циклами, как Путин назначал Медведева преемником, или, точнее, временным «креслодержателем», и как, впоследствии, президентский срок был произвольно увеличен на 50%, с четырех до шести лет. И мы все видим, к каким разрушительным последствиям для страны эти махинации привели. И такие люди, как Лукьянова (я не исключаю того, что лично она действует из лучших побуждений), продлевая агонию этого режима и всей страны еще на шесть лет, участвуя в спецоперации по сохранении кресла под задницей Путина, подкладывают еще одну мину под будущее всей страны.

Я хочу еще здесь напомнить, что это мы сейчас с вами про федеральные каналы вот так вот предполагаем, что там что-то будет обсуждаться, но в то время, как мы сейчас с вами разговариваем на эту тему, буквально 30 минут до этого, на сайте РБК вышла новость, где Белковский говорит о том, что Ксения Собчак публично не будет жестко критиковать Путина по телевидению, и Белковский дальше комментирует, что, мол, она будет критиковать отдельные недостатки государственной системы, и предлагать свои идеи по её улучшению.

Это и будет «программой». При этом Путина она будет называть исключительно президентом Российской Федерации, избранным законным путем согласно Конституции. Так вот это утверждение, что Путин – легитимный президент Российской Федерации, избранный законным путем согласно российской Конституции, оно в корне неверно.

Абсолютно любые выборы, с любым набором кандидатов в России, я считаю нелегитимными, если участие в них будет принимать Путин, потому что по Конституции он не имеет права избираться после 2008 года. Поэтому кандидаты типа Собчак только лишь легитимизируют спецоперацию по очередной инаугурации Путина.

К сожалению, Стас Белковский знает об этом, но говорит то, что он говорит; Ксения Анатольевна тоже знает об этом, но изображает из себя оппозиционного кандидата. К сожалению, никто не позволит мне (и любому другому, кто не участвует в этом спектакле по кремлевской разнарядке) участвовать с ней в теледебатах на федеральном канале, поэтому у меня не будет возможности прижать ее к стене, задавая ей конкретные вопросы о том, почему она и Стас Белковский, главный политический консультант кампании, называют Путина законным президентом Российской Федерации, избранным в соответствии с Конституцией.

Но мне хотелось бы обратиться к Елене Лукьяновой, которая, наверное, больше всех в этом предвыборном штабе способна дать квалифицированную оценку Путину, с точки зрения легитимности его как президента. Но она, конечно, не будет этого делать публично. Ведь тогда Ксению Собчак никто не допустит до выборов. Никому из ее команды не позволят сказать о том, что Путин – нелегитимен, что он – самозванец. В этом-то и заключается вся игра с самого начала, в договорном матче ей поставили это условие, и она будет это условие выполнять, иначе ее выдернут из этой псевдопрезидентской псевдогонки, и выкинут ее из федеральных каналов.

Точно также они не допустят никакой жесткой критики в адрес Путина, как и сказал Белковский вчера. А что значит жестко критиковать Путина, я вам скажу: что на основании железобетонных аргументов, которые у меня есть, я считаю, что Путин является международным террористом, военным, государственным и должностным преступником. Соответственно такие слова не могут прозвучать на федеральных каналах.

– Слава, последний вопрос, как вы оцениваете весьма сдержанную реакцию Алексея Навального на новость о выдвижении Ксении Собчак?

– Я положительно оцениваю эту сдержанность Навального, и считаю её очень умной относительно как содержания заявления Собчак, так и выбранной им тактики. Договорный матч Собчак и Путина преследует одновременно несколько целей. Некоторые из этих целей мы с вами уже обсудили. Ещё одна цель – это спровоцировать т.н. «срач» между либеральными кандидатами, чтобы была вот такая повестка дня: как «либерасты» и «дерьмократы» друг другу глотки грызут. Пока что не вышло: Навальный умней администрации президента.  Но одна из самых главных целей — это сбивать с толку тех, кто поддерживает Навального.

Мы с вами прекрасно знаем, что Навального не зарегистрируют в качестве кандидата, что потенциально, учитывая ту работу, по созданию политической инфраструктуры в регионах, которая была проделана, грозит власти массовыми протестами, по сравнению с которыми протесты 11-12 годов могут показаться цветочками. Поэтому я считаю, что потенциальная точка бифуркации ожидает нас ни на какое-то там столетие революции, которое случится 7 ноября, ни 5 ноября, на которое Мальцев «назначил революцию», ни 18 марта 2018 года, когда пройдут эти псевдовыборы. Предполагаю, что точкой бифуркации может стать день в декабре, когда закончится период для регистрации кандидатов в президенты, и мы все будем точно знать, что Навального не зарегистрировали.

У него есть больше сотни тысяч волонтеров по всей стране, он собрал больше полумиллиона данных своих потенциальных сторонников, которые подтвердили, что они поставят свои официальные подписи за его выдвижение в тот момент, когда будет открыт период сбора подписей в рамках предвыборной гонки. В отличие от сторонников Путина (о Собчак я не говорю, потому что у нее реальных сторонников почти и нет), сторонники Навального показали, что они готовы к активным уличным действиям. И мы видели то, что было продемонстрировано и 26 марта, и потом 12 июня. Я также еще хочу подчеркнуть, что единственный публичный политик в России – это Навальный. Я не согласен с тем, что некоторые говорят, что, мол, в России только два публичных политика – это Путин и Навальный. Путин не политик, и тем более не публичный политик. Он был назначен в качестве преемника Ельцина в ходе спецоперации, о которой мы все прекрасно помним. Далее он путем следующих спецопераций переназначался в это кресло, а все его публичные выступления типа пресловутых «прямых линий» — это монологи, в ходе которых он, с помощью суфлера, как попугай, отвечает на заранее подготовленные вопросы. Иногда импровизирует – хамит. Отличается демагогией, уходами от тем и подменой понятий. В отличие от Путина, Навальный – классический пример публичного политика и, вдобавок, единственный человек, кто уже много месяцев занимается предвыборной кампанией, в ходе которой по всей России развернута инфраструктура из сотни предвыборных штабов. В его кампании участвуют сотни тысяч волонтеров. По сути это и есть его партия. И полагаю, что это мощная сила. И существует вероятность того, что как только закончится период регистрации, и будет понятно, что его не зарегистрировали, его сторонники будут сильно разочарованы и тогда может что-то произойти. Поэтому я считаю, что ни 5 ноября, ни 7 ноября, ни 18 марта 2018 года не могут стать потенциальной точкой бифуркации, а конец декабря 2017 года – может. И Собчак, соответственно, играет роль спойлера именно для этого потенциального момента, которого в Кремле опасаются.

Думаю, что логика здесь примерно такова: допустим, у Навального есть 2 миллиона его сторонников, которые, как я уже говорил, в отличие от всех остальных, реально готовы к уличным действиям. В конце декабря становится ясно, что Навального окончательно прокатили, и из них, скажем, половина, т.е. миллион человек, возмущенные этой ситуацией, выходят на улицы по всей России. Если Собчак, в качестве ложной альтернативы Навальному, сможет отвлечь на себя максимум его сторонников (мол, Навального все равно не допустят, поэтому, вместо того, чтобы дубиной от ОМОНовцев по башке получать, сидите по домам, а в марте проголосуйте за меня) и на улицы в декабре выйдут не 50% из сторонников Навального, а, например, 20%, она выполнит свою основную спойлерскую функцию. Поэтому – именно недопущения событий декабря, а не 18 марта, является основной задачей Собчак. Кстати, еще никто не гарантирует, что она вообще будет в списке кандидатов на 18 марта.

– Вы полагаете, что она может не собрать подписи?

– Нет, она подписи соберет, поскольку это все договорный матч с администрацией президента, и ей эти подписи нарисуют. Но, например, перед самой президентской гонкой наверху что-то передумают (они могут резко поменять сценарий), и ей придется заявить о том, что она передумала, ну просто как пример (ей за это деньги и платят, чтобы она беспрекословно выполняла команды). Кроме того, я хочу еще раз подчеркнуть то, что говорил в одном из своих постов в Фейсбуке еще несколько дней назад. Я предупреждаю Ксению Анатольевну об уголовной ответственности за «договорняк» с властями. Дело в том, что «договорняк» с администрацией президента – это не что иное, как профанация института выборов, и, в общем-то, манипуляция выборным процессом, и фактически – фальсификация выборов. То есть – уголовное преступление.

Просто о фальсификации выборов принято говорить, как о вбросах или каруселях в момент непосредственного голосования. Но мы же понимаем, что выборы не ограничиваются днем голосования, а преступления против избирательных прав граждан случаются не только при подсчете голосов. Чем, если не преступлением, следует назвать практику, когда в нарушение конституции искусственно создаются условия, когда администрация президента выборочно решает, кому можно участвовать в выборах, участвовать в политической гонке, иметь доступ к СМИ, а кому нельзя. Какую партию зарегистрировать, а какую нет. Всевозможные договорняки и «мурзилки» вроде Собчак – это так же часть технологии по манипуляции выборным процессом и фальсификации выборов. Поэтому после смены режима (а она обязательно произойдет) доказательства соучастия Ксении Собчак в преступлении будут неопровержимыми, последует ответственность. Я хочу также подчеркнуть, что такая же уголовная ответственность возникает у всех ее сообщников в этом преступлении, то есть у всех членов ее предвыборного штаба. И ответственность эта – ни какая-то там просто моральная (подам руку не подам руки, сяду вместе не сяду вместе). Нет, это реальная уголовная ответственность.

Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы