Авторизация
 

Военные 14 лет скрывали от матери челябинского срочника гибель сына в армии

Военные 14 лет скрывали от матери челябинского срочника гибель сына в армии

Призывник из Челябинска Алексей Кожевников пропал во время срочной службы в армии в июне 2002 года. В течение 14 лет мать и брат искали юношу, которого все считали дезертиром. Лишь в конце 2015 года после обращений родных в главную военную прокуратуру и администрацию президента военный следственный отдел поднял розыскное дело, тщательно перепроверил все обстоятельства и выяснил, что спустя три недели после исчезновения солдат был найден умершим, опознан сослуживцами и командиром части и даже похоронен под своими личными данными за государственный счет. Но военные никому об этом не сказали, а еще через два года вообще через суд признали парня безвестно отсутствующим. 

«Умер? Да и ладно…»

18-летнего Алексея Кожевникова призвали в армию из Ленинского района Челябинска в конце июля 2001 года. Отправили служить в часть в городе Наро-Фоминск Московской области. У сослуживцев парень пользовался авторитетом, завел там себе друзей. Однако, по версии командования, поручения по службе исполнял неохотно, потому характеризовался отрицательно. Спустя год службы (в то время служили по два года — прим. ред.) Алексея вместе с сослуживцами несколько раз отправляли в командировку на хозяйственные работы в соседнюю часть в этом же гарнизоне. В мае–июне 2002 года он в последний раз вернулся с таких работ и, судя по тогдашним показаниям офицеров части, высказывал мысли о самоубийстве, так как был не доволен условиями службы.

15-16 июня 2002 года парень пропадает. Причем, по словам нескольких его сослуживцев (судя по протоколам допросов — прим. ред.), его забирает прапорщик соседней части, чтобы снова отправить на хозработы.

Солдаты скажут: прапорщик пришел, чтобы взять нескольких человек, кто ездил в ту часть раньше, но так как всех распределили по разным подразделениям, он забрал только Кожевникова. С тех пор его никто не видел…

 Дальше начинаются события, которые вскроются только в конце 2015 года.

Так, исходя из постановления о прекращении уголовного дела о самовольном оставлении Кожевниковым воинской части, которое вынесено следователем ВСО по Наро-Фоминскому гарнизону СК России Владимиром Котковым 5 мая 2016 года, примерно через три недели после исчезновения Алексея его тело нашли.

По показаниям сослуживцев, 5 июля 2002 года командир роты Фролов собирает построение и объявляет, что ищет человека, который сможет опознать труп, найденный с признаками повешения в лесу на территории старого детского лагеря «Юность». Один из солдат заявил, что дружил с Кожевниковым во время службы и знает, что у того на плече была татуировка в виде паука. Эту же информацию подтвердили еще несколько срочников. Всех их привезли в морг бюро судебно-медицинских экспертиз Наро-Фоминска, где они опознали в покойнике пропавшего солдата.

Дальше пробел — ни семье умершего, ни вышестоящему руководству командир роты об обнаружении трупа и его опознании ничего не сказал. Во всяком случае, сведений об этом нет. Тело солдата оставили в морге, и на этом все.

Эксперт бюро СМЭ Новиков, который должен был провести вскрытие военнослужащего, в своих показаниях прямо сказал: привезли труп с гнилостными изменениями, смерть наступила недели две-три назад (то есть примерно в те дни, когда пропал Алексей), на шее есть восходящая борозда от петли, поэтому вероятно, что парень повесился. В итоге вскрывать тело он не стал, так как… торопился в отпуск.

«Экспертизу должным образом не провел, так как должен был убыть в отпуск», — скажет эксперт Новиков в показаниях. 

Больше месяца никому не нужное тело солдата пролежало в морге, а в августе 2002 года юношу похоронили за государственный счет на кладбище в Наро-Фоминске под инициалами «Кожевников А. В.».

 

Разгадка спустя 14 лет

В то же время 22 июля 2002 года (то есть пока опознанный труп солдата лежит в морге) военная прокуратура (до 2007 года следствие велось при прокуратуре) возбуждает в отношении солдата Алексея Кожевникова уголовное дело по части 4 статьи 337 УК РФ (самовольное оставление воинской части на срок более месяца) и начинает вести расследование, то есть вроде бы как искать солдата с привлечением оперативников полиции и запросами по месту призыва. 

Полиция приезжает домой к родным, думая, что беглый солдат скрывается на родине, поднимается характеристика парня. Родные также пытаются пролить хоть какой-то свет на историю о том, куда же пропал Алексей, где он может быть.

Более того, через два года командир части (фамилия командира в решении суда не указана) подает в суд Наро-Фоминска иск о признании военнослужащего Алексея Кожевникова безвестно отсутствующим в связи с тем, что «не позднее 26 июля 2002 года Кожевников самовольно оставил воинскую часть, командованием отправлены запросы о его местонахождении, но положительных ответов на них не получено». 

8 июля 2004 года суд, даже не пытаясь разобраться в происходящем (решение состоит из 10 строк), удовлетворяет иск. Тем самым часть сняла с себя ответственность за все дальнейшие действия.

В декабре 2014-январе 2015 года младший брат Алексея Виктор Кожевников от имени матери начинает буквально забрасывать обращениями и жалобами различные инстанции, в том числе администрацию президента, главную военную прокуратуру.

В феврале 2015 года родные получили ответ от командования Западного военного округа (ЗВО) о том, что к ним поступило обращение из администрации президента России, они провели дополнительную проверку и сообщают, что: «после возбуждения уголовного дела по факту самовольного оставления Кожевниковым воинской части командованием незамедлительно были организованы разыскные мероприятия, которые к глубокому сожалению не дали положительных результатов…»

В дополнение ЗВО указало, «что при обнаружении трупа командование войсковой части обязано незамедлительно поставить об этом в известность правоохранительные органы. Но трупа пока не обнаружено».

«Однако в конце 2015 года маме приходит обращение из следственного отдела с просьбой приехать для эксгумации трупа, который в 2002 году был похоронен в Наро-Фоминске под инициалами моего брата, — рассказал Znak.com брат погибшего Виктор Кожевников. — Мы поехали, тело подняли, провели генетическую экспертизу. Все подтвердилось. Почему это случилось — мы не знаем, воинская часть расформирована, и спросить у кого-то ответа за то, что мы 14 лет провели в поисках, мама надеялась, что вдруг брат жив, жила этим, будет сложно. Но мы сейчас готовим иски в суд о компенсации морального вреда, а также различные жалобы командованию и в прокуратуру».

Как уточнил следователь ВСО по Наро-Фоминску Владимир Котков, в ходе расследования уголовного дела о самовольном оставлении части, которое возобновилось после обращений мамы в администрацию президента, были направлены запросы в различные инстанции. 

На один из запросов пришел ответ, что на кладбище есть могила некоего Кожевникова А. В., похороненного в 2002 году. 

«Генетика подтвердила, что это пропавший солдат, затем были опрошены сослуживцы, которые рассказали, что тогда ездили на опознание трупа, — отметил следователь. — А вот получить показания о том, как так получилось, что о найденном трупе никому не сообщили, в связи с давностью не удалось. В этой части никто ничего не говорит, командир роты не допрашивался. Также достоверно не установлено, с каким прапорщиком покинул часть умерший солдат».

Не получится сейчас и достоверно установить, что именно произошло с Алексеем — действительно ли он совершил самоубийство или же погиб при иных обстоятельствах. 

Уголовное дело прекратили в 2016 году в связи с отсутствием в действиях парня состава преступления — судя по показаниям «ленивого» эксперта, смерть наступила за две-три недели до обнаружения трупа, значит парень умер в течение двух суток после исчезновения из воинской части. Для уголовного дела должен пройти месяц.

«Сейчас, к сожалению, из-за полного разложения трупа мы не сможем установить причину смерти, это должен был сделать эксперт Новиков, проведя вскрытие. Но он торопился в отпуск, что оказалось важнее, — возмущается юрист правозащитной организации „У военнослужащих тоже есть права“ Алексей Ковалев, представляющий интересы родных погибшего. — Сейчас нам важно получить выписку из приказа о том, что парень умер при исполнении обязанностей военной службы. А это так, поскольку смерть наступила до вынесения решения суда о признании безвестно отсутствующим (признан в июле 2004 года). После этого будем заниматься оформлением страховки и единовременной выплаты, которая составляет более 3 млн рублей». 

Сейчас Алексей Ковалев подготовил жалобы в ГВСУ СКР РФ и военную прокуратуру. 

«Мы намерены добиться, чтобы нашли и привлекли к ответу командира роты, сокрывшего гибель солдата, и эксперта, который не провел экспертизу», — уточнил юрист.

Извинений от военных семье Алексея Кожевникова не поступило до сих пор.

Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы