Авторизация
 

Время возвращаться: Зачем России эскадра в Индийском океане?

Время возвращаться: Зачем России эскадра в Индийском океане?


Несколько дней назад в Средиземное море вошли два новых российских корвета — «Бойкий» и «Сообразительный». Моряки соединения ВМФ, несущие службу у берегов Сирии, ждали их с нетерпением — современных кораблей, способных сопровождать транспорты, вести разведку и демонстрировать флаг, средиземноморской эскадре отчаянно не хватает.


Но еще больше такие корабли нужны в иных морях — южных. С 1992 года, когда была расформирована 8-я оперативная эскадра ВМФ, противостоявшая 7-му флоту США, российские корабли появлялись в Индийском океане лишь эпизодически. Настала пора возвращаться.

Путь через океан

«Средиземное море — океан прошлого, Атлантика — океан настоящего, Тихий — океан будущего».
Эта фраза, сказанная больше ста лет назад госсекретарем США Джоном Хеем, с тех пор настолько часто повторялась в газетных статьях, научных монографиях и речах политиков, что многими воспринимается уже как прописная истина. Однако Хей, похоже, ошибался. Жизнь властно внесла коррективы в предсказание покойного госсекретаря: в последние 30 лет основной рост торгового судоходства пришелся на океан, о котором Хей даже не упоминал, — Индийский.



И неудивительно: госсекретарь грезил грядущим величием Америки и вряд ли предполагал, что XXI век станет веком Азии. Сперва японское экономическое чудо, потом прыжок в будущее «четырех азиатских тигров» — Южной Кореи, Сингапура, Гонконга и Тайваня, затем подъем претендентов на роль сверхдержавы — Индии и Китая.

Всем этим странам требуются дешевые углеводороды в первую очередь и зарубежные рынки сбыта — во вторую. Нефть и газ проще всего закупать у стран Залива, а свои товары — продавать богатым европейцам. Так через Индийский океан пролегла основная торговая артерия современного мира: углеводороды идут через Аравийское море в Индию либо дальше — через Андаманское море и Малаккский пролив в Китай, обратно плывут китайские и индийские товары в Европу через Суэц.

Обеспечить безопасность этой артерии для своих судов и, наоборот, в случае потенциального конфликта перерезать ее для противника — первоочередная задача, стоящая перед адмиралами всех крупных держав Старого Света. Не случайно отряды своих кораблей в Индийском океане держат практически все страны, претендующие на титул серьезного игрока на мировой арене, включая, разумеется, США и Китай. Еще тридцать лет назад базировалась там и сперва советская, а потом российская 8-я оперативная эскадра.

Русское озеро

«Из-за нас американцы держали в Индийском океане крупные силы 7-го флота, куда больше, чем у нас было в лучшие годы, — рассказал iz.ru один из штабных офицеров 8-й эскадры. — В США боялись, что Индийский океан станет русским озером».
Регулярные боевые службы советских кораблей в Индийском океане начались в 1960-х годах. Их присутствие в весьма удаленном от родных берегов регионе носило вполне практический характер, обеспечивая поддержку союзникам СССР, число которых постепенно росло.

В 1971 году советское военно-морское присутствие в регионе было упорядочено в структуру вновь созданной 8-й оперативной эскадры. Соединению предстояло решать как политические, так и боевые задачи: активность США и их союзников в регионе представляла вполне конкретную угрозу южным районам СССР — их могли достать стратегическая авиации с баз в Азиатско-Тихоокеанском регионе и ракеты, пущенные с подводных ракетоносцев.

В целом же основной задачей советского военно-морского присутствия в Индийском океане становилась поддержка Индии, являвшейся естественным противовесом как для западного блока, так и для КНР.

Эскадра выполняла свои задачи вплоть до самого расформирования в 1992 году, являясь, по факту, самым боевым соединением ВМФ СССР — ее корабли и катера неоднократно участвовали в столкновениях,как с пиратами, так и с различными сомалийскими и эритрейскими формированиями. Корабли 8-й оперативной обеспечивали безопасность прохода советских торговых судов в период ирано-иракской войны и «Бури в пустыне». Незадолго до расформирования, в 1988 году, эскадра насчитывала более двух десятков боевых кораблей и судов обеспечения. Четыре года спустя, когда в Кремле и козыревском МИДе решили, что интересов в Индийском океане у России нет, русский флот оттуда ушел. Редкие визиты кораблей Тихоокеанского и Черноморского флотов не делали погоды.



ВМФ России вернулся в регион лишь в 2008 году, когда помощь российских моряков потребовалась для борьбы с сомалийскими пиратами. Экипажи сторожевиков, противолодочных и десантных кораблей действовали вполне эффективно — достаточно вспомнить растиражированную историю пиратов, захваченных при освобождении танкера «Московский университет» и высаженных в надувную лодку посреди открытого моря.

Как позже заявили в Минобороны России, морские разбойники так и не смогли добраться до берега.

С осени 2008 по весну 2012 года корабли Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов выполнили более 10 дальних походов с задачей обеспечения судоходства в районе Африканского Рога. С короткими заходами и периодическим присоединением к операции через район прошло еще несколько кораблей, включая тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий».

После завершения миссии российские корабли из Индийского океана ушли. Но, похоже, настало время возвращаться всерьез и надолго. В последнее время Россия во всеуслышание заявила, что в регионе, и главным образом на Ближнем Востоке, у нее есть свои интересы.

Восток не нужен

Еще древние мореходы знали, где находятся ключи к Индийскому океану: это Малаккский пролив и воды вокруг мыса Доброй Надежды, который должен обогнуть любой корабль, идущий с запада. С течением времени к ним добавились еще два: малые моря Малайского архипелага и западная часть Аравийского моря, через которую проходит маршрут через Суэцкий канал.

Очевидно, что у России нет ни возможности, ни необходимости присутствовать во всех этих ключевых зонах. В восточной части океана серьезных интересов у нашей страны на данный момент нет и в перспективе не просматривается. Зато есть серьезные проблемы с базами: пожалуй, единственная страна, которая может предоставить их российским ВМС, — Мьянма, за влияние в которой борются сейчас два претендента на господство в регионе — Индия и Китай. Влезать в их конфликт и портить отношения с обоими вряд ли стоит.

Даже в годы расцвета отечественного океанского флота советские корабли базировались в основном в западной части Индийского океана.

То, что российская эскадра там нужна, стало ясно во время сирийского конфликта. Присутствие боевых кораблей под Андреевским флагом в критически важном районе заметно охладило бы пыл отдельных стран Залива, любящих дарить оружие сирийской оппозиции. И дело не только в этом: постоянное дежурство российских кораблей в южных морях — это и демонстрация продукции российского военного судостроения потенциальным покупателям из развивающихся стран, и ее проверка в условиях боевой службы. Наконец, это бесценный опыт военно-морского присутствия за рубежом — необходимый шаг для возрождения полноценного океанского флота.



В основном иностранные эскадры базируются в маленьком Джибути: это государство готово в обмен на звонкую монету и защиту предоставить свою удобную бухту всем желающим. Сейчас в Джибути находятся базы Саудовской Аравии, США, Китая, Франции, Италии. Даже Япония разместила там свою военно-морскую базу — единственную за пределами страны.

Те, кто не хочет связываться с джибутийцами, работают с другими странами региона, включая различные правительства полураспавшегося Сомали. К примеру, Объединенные Арабские Эмираты основали две военно-морские базы на берегах Красного моря — в Бербере, которую контролирует самопровозглашенное государство Сомалиленд, и в эритрейском Асэбе — невзирая на то, что Сомалиленд не признан мировым сообществом, а Эритрея находится под санкциями ООН.

Гонка за островами

Нужна своя база и потенциальной российской эскадре. Можно арендовать очередную часть бухты у безотказного Джибути, а можно обратиться к опыту советских моряков, активно использовавших в качестве стоянок воды вокруг многочисленных островов Красного моря.

В первую очередь речь идет о принадлежащих Йемену островах Сокотра. В годы холодной войны возле них не раз отстаивались советские корабли. Однако тогда создание полноценной базы там сочли нецелесообразным — слишком дорого обошлось бы строительство и дноуглубительные работы в мелких бухтах.



С тех пор, однако, времена изменились.

Больше нет необходимости везти из России материалы и технику — в регионе появилось достаточно стран с развитой строительной промышленностью, да и масштаб потенциального российского присутствия неизмеримо меньше, чем советского. Определенные проблемы могут возникнуть с властями Йемена — учитывая, что в стране идет гражданская война и по сути существует двоевластие. Но один из враждующих йеменских президентов, Али Абдалла Салех, несколько лет назад уже выражал готовность дать России необходимые гарантии, если она вдруг решит начать строительство базы. Другой, Абд Раббо Мансур Хади, судя по сообщениям йеменской прессы, также готов пойти навстречу России — в обмен на гуманитарную помощь, в которой нуждается разоренная войной страна.

Но нужно спешить. На Сокотру уже появился новый претендент — ОАЭ. Фактически войска Эмиратов регулярно проводят учения на островах, Абу-Даби активно вкладывает деньги в развитие Сокотры, пытаясь таким образом купить лояльность местного населения. Рыболовецкие флоты ОАЭ буквально вычерпывают рыбные богатства окрестных вод, лишая рыбаков работы и подсаживая на финансовую иглу эмиратской помощи. Судя по всему, Абу-Даби готовится к аннексии стратегически важных островов: уже не раз официальные лица Эмиратов упоминали, что якобы президент Хади перед своим бегством из Йемена в 2014 году сдал Сокотру в аренду ОАЭ на 99 лет. Сам президент, впрочем, об этом ни словом не упоминал, хотя и не опровергал: в конце концов, Эмираты входят в коалицию, пытающуюся вернуть его к власти.

Для России острова Сокотра могли бы стать отличным полигоном для отработки «мягкой силы». На Сокотре живут 40 тыс. человек с небольшим. Российская военно-морская база (ВМБ) со всей сопутствующей инфраструктурой, включая школу и поликлинику, станет для них настоящим подарком, который подстегнет развитие островной экономики и предоставит рабочие места.

Индийский калибр

Независимо от того, где будет размещаться возможная российская ВМБ в Индийском океане, боевое ядро нового соединения, скорее всего, будет состоять из малых ракетных кораблей — носителей комплекса «Калибр», а в перспективе — оснащенных этим же комплексом корветов проекта 20385/6. С учетом ремонта и модернизации кораблей советской постройки, а также строительства фрегатов нового поколения, флот будет способен выделить для постоянного присутствия в регионе и 1–2 крупных боевых корабля, классом от фрегата и выше, на которых разместится управление соединением.

56e0

В дальнейшей перспективе неотъемлемой частью такого соединения должен стать вертолетонесущий корабль с подразделением морской пехоты и авиагруппой на борту. Два таких корабля планируется построить в рамках Госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы. Такой состав соединения, с соответствующими силами материально-технического обеспечения и подключением подводных лодок, позволит решать подавляющую часть задач мирного времени, включая поддержку дружественных России режимов и их политики, а также обеспечит развертывание более крупных сил при необходимости.

Таким образом, вложив небольшие средства, Россия может существенно расширить окно возможностей, заложив базу для наращивания влияния на Ближнем Востоке, в районе Африканского Рога и в Красном море, где проходят ключевые маршруты. Дело только за политической волей Москвы.
Агрегатор новостей 24СМИ


источник
Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы