Авторизация
 

Российская верхушка скрывается за фасадом патриотизма

Российская верхушка скрывается за фасадом патриотизма

Под разговоры о справедливости пропасть между доходами богатых и бедных только растёт

Спикер Госдумы Вячеслав Володин назвал базовые ценности, на основе которых парламент должен строить законотворческую работу: семья, вера, сплочённость, Родина и справедливость.

«Мы должны научиться ценить и оберегать существующее жизнеустройство. Понимать, как в этом жизнеустройстве выражаются наши базовые ценности: семья, вера, сплочённость, Родина. И конечно — справедливость, недостаток которой может вносить в общество раскол, создавать почву для деятельности революционных маргиналов и, в конечном счёте, разрушать, казалось бы, незыблемые устои государственности», — сказал Володин в ходе заседания XXI Всемирного русского народного собора.

Он заявил, что «именно на этих принципах нам необходимо строить законотворческий процесс».

«При принятии законов важно учитывать мнение широких слоёв общества: людей с разными культурными традициями и вероисповеданиями. Только через всестороннее обсуждение, диалог с экспертным сообществом, институтами гражданского общества, конфессиями законы получают широкую поддержку», — добавил Володин.

Хорошо, когда третий человек в государстве говорит столь правильные слова. Однако до сих пор со всеми обозначенными спикером Госдумы ценностями в российском обществе было не очень. Особенно в части социальной справедливости, поскольку разрыв доходов между бедными и богатыми продолжает расти, у нас только среди работающих — миллионы нищих. Да что говорить, Майские указы президента не выполнены до сих пор. Собирается ли при всем при этом законодательная, да и исполнительная власть внедрять в жизнь установки, озвученные Володиным?

— У нашей власти, как, впрочем, и в обществе растёт дистанция между «фасадными» и реальными ценностями, — говорит президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Я слышал выступление Володина на Всемирном русском соборе. Его можно назвать консервативным манифестом. Его преимуществом, по сравнению с большинством других выступлений там же, была ясность, чёткость позиции. Володин довольно последовательно изложил антиреволюционную консервативную концепцию. Володин сейчас, по моим ощущениям, пытается позиционировать себя как центр притяжения всех консервативных общественных сил в стране.

«СП»: — Однако можно ли говорить, что у нас не на словах, а на деле законодательная, да и исполнительная власть стараются сделать как можно больше для того, чтобы все жили сплочённо, справедливо и т. д.

— Безусловно, информационная, культурная и социально-экономическая политика наших властей, на деле, антисолидарна и антиконсервативна. Наше общество можно сравнить с больным, который хватается за то, что ему остро не хватает. Больному не хватает здоровья, он всё время думает, как же его вернуть. Вот так и мы хватаемся за консервативные ценности в надежде выздороветь и выжить.

«СП»: — Что мешает власти на самом деле внедрять ценности, о которых говорил Володин?

— Проблема, помимо прочего, в том, что власть не воспринимает настоящих консерваторов, которые не заискивают перед ней, а наоборот, нередко стремится подавить их. Так повелось ещё с царских времён. Уже в конце 19-го века было заметно, что славянофилы вызывают у власти больше раздражения, чем либералы. Поскольку критика со стороны либеральной оппозиции вызывает мало сочувствия у большей части общества. А вот консервативно-патриотическая позиция способна вызвать сочувствие у широких масс. И сегодня критика власти с позиций ценностного консерватизма для власти более дискомфортна, чем критика с позиций либерального отщепенства. Поскольку и сегодня власть опирается на фасадно-патриотические ценности.

При этом в российской элите практически отсутствуют действенные культурные, финансовые, медийные группы, консолидированные на позициях ценностного консерватизма. Только такие группы могли бы иметь вес в отношениях с властью и обществом, тем самым корректируя политику власти.

«СП»: — Такая ситуация сохранится и дальше?

— Надежда умирает последней. У нас сегодня системные либералы являются единственной по-настоящему влиятельной идеологической группой в элитах. Поэтому они задают не фасадную, а настоящую идеологическую повестку. Вернее, её отсутствие, что ярко показал фильм «Матильда», единственный громкий исторический кинопроект в год столетия исторических потрясений огромной важности для России и мира. И если системным либералам не появится противовеса, будущее России будет однобоким и, откровенно говоря, печальным.

Проблема в том, что «фасадная» подача патриотических консервативных ценностей властью в последние годы может вызвать эффект маятника в обществе. При том, что консервативная повестка не реализована и лишь в каких-то сферах продекларирована, аллергия общества с красивых слов чиновников может перекинуться на саму консервативную идеологию. И общество начнёт голосовать за либералов против казённого патриотизма.

«СП»: — Под справедливостью в российском обществе сейчас часто понимают именно социальную справедливость, когда государство стремится уменьшить диспропорцию между доходами богатых и бедных, например. Можно ли говорить, что власть что-то делает или собирается делать в этом направлении?

— Я бы сказал, что в этом отношении ситуация медленно деградирует. Были какие-то улучшение в начале «нулевых» годов, когда существенная часть россиян по уровню доходов приблизилась к среднему классу. Сейчас эта группа постепенно возвращается обратно «в зону бедности». Реальные доходы большинства россиян снижаются и, видимо, будут снижаться дальше, что видно уже из того, что индексация пенсий приостановлена на неопределённый срок. При этом поляризация доходов остаётся на паталогически высоком уровне, а люди не только впадают в бедность, но и привыкают к ней, что уменьшает шансы последующих поколений бедных выйти из зоны бедности.

— На мой взгляд, сегодня в здоровой части элиты, которая не связывает своего будущего с Западом, растёт понимание, что без определённых традиционных ценностей, без патриотической идеологии Россия жить не может, — говорит православный публицист, главный редактор Русской народной линии Анатолий Степанов. — У нас, как известно, государственная идеология запрещена согласно Конституции, которая, по словам Владимира Путина, писалась под диктовку наших заокеанских «партнёров». Недопустимость такого положения постепенно осознаётся. Это видно по выступлениям многих политиков и общественных деятелей. Однако процесс этот идёт крайне медленно. Это похоже на то, как классик призывал по капле выдавливать из себя раба. В целом и выступление Володина было обращением к традиционным ценностям. Ничего нового мы тут не изобретём, и спикер Госдумы правильно расставил приоритеты. Другое дело, будет ли это реализовываться в законодательной деятельности нашего парламента. Это зависит от многих факторов, но обнадёживающая тенденция просматривается.

«СП»: — А будет ли власть пытаться сделать наше общество более справедливым? В частности, в социальном аспекте.

— Критерии справедливости для разных людей разные. Невозможно построить общество, которое будет восприниматься как справедливое абсолютно всеми. В том же советском обществе, которое сейчас иногда пытаются преподнести как социально справедливое, были свои особенности. В частности, инженер мог получать меньше рабочего, что ставило под вопрос ценность высшего образования. Не говоря о том, что многие верующие люди не могли воспринимать то общество, как абсолютно справедливое. Я думаю, что задача власти — создать такую атмосферу, когда люди чувствуют, что государство заботится о них, старается улучшить жизнь большинства. Вот это ощущение, оно сразу снимает многие проблемы и обострённое чувство несправедливости. Мне кажется, какие-то признаки, что мы движемся к более справедливому обществу, имеют место.

Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы