Авторизация
 

Минфин пристрастился к игре на бирже

Минфин пристрастился к игре на бирже

Зачем ведомство скупает валюту рекордными темпами и к чему это приведет экономику страны

Минфин направит 122,8 млрд. рублей дополнительных доходов от нефти на покупку валюты. Об этом в пятницу, 3 ноября, сообщила пресс-служба министерства.

«Совокупный объем средств, направляемых на покупку иностранной валюты на внутреннем валютном рынке в период с 8 ноября по 6 декабря 2017 года, составляет 122,8 млрд руб. Соответственно, ежедневный объем покупки иностранной валюты составит в эквиваленте 5,8 млрд. рублей», — отмечается в сообщении.

Как считает Минфин, в ноябре бюджет получит дополнительно 125,8 млрд. рублей — это поступления от цен на нефть выше заложенных в проект бюджета $ 40 за баррель. А поскольку октябрьские доходы оказались на 3 млрд. рублей меньше, чем планировалось, недополученную сумму ведомство вычтет из объема ноябрьских интервенций.

Но даже с учетом этого «вычета» объем операций по покупке долларов на Московской бирже в ноябре будет увеличен в 1,6 раза и станет рекордным с февраля — за все время проведения таких операций.

Наращивать скупку долларов Минфину помогает то обстоятельство, что рубль слабеет относительно цен на нефть, а формула интервенций де-факто привязывает их объем к стоимости барреля в рублях. Другими словами, если при неизменных нефтяных котировках рубль слабеет, Минфин скупает больше валюты, и наоборот.

Заметим: с начала сентября нефть подорожала на 15%, а на текущей неделе впервые за два года закрепилась выше отметки $ 60 за баррель. Рубль же не только не окреп, но даже потерял около 2% к доллару. В результате рублевая цена нефти оказалась на максимуме с лета 2015 года — она выше 3500 рублей за баррель Brent, и достигла почти 3300 рублей за баррель Urals.

По мнению ряда аналитиков, в ближайшие месяцы скупка валюты Минфином продолжит расти. По итогам года бюджет, по оценке финансового ведомства, должен получить 995 млрд. рублей дополнительных нефтегазовых доходов, и эту сумму необходимо конвертировать в доллары до конца января. Причем запланированные интервенции до конца ноября — это 625 млрд. рублей. Получается, за два месяца — декабрь и январь — Минфину необходимо будет скупить валюты еще на 370 млрд. рублей, или на супер-рекордные 185 млрд. в месяц.

В январе скупленная на внутреннем рынке будет зачислена в Фонд национального благосостояния (ФНБ). И возникнет традиционный вопрос: зачем складывать нефтегазовые доходы в кубышку в то время, когда перед Россией стоят задачи стимулирования темпов роста, развития передовых отраслей и модернизации базовых?

Что стоит за тактикой Минфина, куда она заведет отечественную экономику?

— Нет закона, который бы обязывал Минфин скупать валюту, в любой день ведомство может прекратить эту деятельность на внутреннем рынке, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Есть еще важный момент: пока Минфин валюту покупает, это означает, что какой-то период рубль падать не будет, и ведомство спешит этим воспользоваться.

Другое дело, в декабре Минфину потребуются рубли для исполнения бюджета, и в этот момент ведомство может принять решение приостановить скупку валюты, чтобы слегка ослабить рубль.

Но пока министерство валюту скупает, и ждет изменения фундаментальных факторов: цен на нефть или подъема ставки Федеральной резервной системой (ФРС) США. Наши финансовые власти проводят реактивную политику — подстраиваются к мировой конъюнктуре. И как только появятся новые фундаментальные драйверы, можно не сомневаться — Минфин пустится в масштабные спекуляции.

«СП»: — Насколько оправдана эта тактика Минфина?

— Лично я нахожу ее диковатой. По идее, министерство финансов не должно заниматься операциями, которые сводятся к тому, что одной рукой оно скупает валюту, а другой рукой -одновременно — валюту продает.

Напомню, что Минфин до конца года должен потратить все деньги из Резервного фонда. Плюс, как заявляла в свое время глава Счетной палаты Татьяна Голикова, потратить 670 млрд. рублей из Фонда национального благосостояния.

В итоге к концу 2017 года, по моим оценкам, из 3,5 трлн. рублей в ФНБ может остаться дай бог половина. Надо понимать: 1,5 трлн. из этого фонда уже невозвратно вложены в инфраструктурные облигации и капитал банков, плюс, возможно, правительству потребуется дополнительно потратить еще 0,5 трлн.

В итоге в ФНБ останется не более $ 30 млрд. свободных денег, что для такой страны как Россия, мягко говоря, немного.

Фактически, когда Минфин уже сейчас «распатронивает» ФНБ, и собирается в конце года распродать оставшуюся валюту из Резервного фонда, он совершает обратную операцию нынешней скупке валюты.

Объяснение этим действиям, я считаю, может быть только одно: Минфин скупает валюту только для того, чтобы тут же продать ее по более выгодному курсу. Иначе в действиях ведомства просто нет смысла.

«СП»: — Получается, Минфин играет на бирже, чтобы лучше выполнить бюджет?

— Совершенно верно, и это не очень хорошая ситуация. Если главная цель Минфина — играть на валютой бирже, чего требовать от других бюджетных организаций?

Сегодня и без того все госкорпорации, и все крупные получатели бюджетных денег, которые должны платить налоги, при удобном случае участвуют в биржевой игре. А сейчас у них появится еще и флагман в виде Минфина, который подает пример, когда и что делать.

По идее, в результате игры Минфина в бюджет должно прийти больше денег. Но на деле ситуация более запутанная и сложная. Операции по продаже и скупке валюты министерство осуществляет одновременно, и часть из них — по явно невыгодному курсу. Плюс, своими действиями ведомство укрепляет рубль, и тем самым осложняет себе исполнение бюджета. В итоге игра ведомства на бирже превращается в настоящую головоломку.

«СП»: — Куда такая ситуация толкает российскую экономику?

— Дело идет к тому, что Минфин в своей деятельности будет руководствоваться, прежде всего, интересами крупного валютного спекулянта. Ничего хорошего экономике это, понятно, не сулит. Вместо того, чтобы обеспечивать исполнение бюджета с выгодой для всех отраслей, и вести дела так, чтобы субъекты как можно меньше думали о спекуляциях, Минфин поступает ровно наоборот — все только о спекуляциях и думают.

И надо понимать: никакие спекуляции экономику РФ не спасут. Наши резервы, несмотря на биржевые игры Минфина, неуклонно тают, и уже в 2018 году могут быть «съедены» практически полностью. И тогда кабмину все-таки придется скорректировать нынешнюю кредитно-денежную политику.

 

Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы