Авторизация
 

Почему Литва скрывает аварии на своей АЭС и шумит по поводу белорусской?

Почему Литва скрывает аварии на своей АЭС и шумит по поводу белорусской?

Двойные стандарты. Именно таким образом можно охарактеризовать подходы, которые политическое руководство Литвы использует в отношении белорусской программы по развитию атомной энергетики.

Причем порой здесь все доходит до невероятного абсурда и откровенной лжи.

Достаточно вспомнить, что даже неправильно поставленная секция забора вокруг БелАЭС вызывает в литовском политическом бомонде приступы истерии. В тоже время, руководство Литвы буквально слепнет и старается не замечать, если на той же Игналинской АЭС происходят куда более серьезные происшествия. Например, когда в конце декабря 2017 года в ходе проведения горячих испытаний и переноса радиоактивных отходов из старых хранилищ произошло ЧП, в результате чего был зафиксирован повышенный уровень фоновой радиации. Тогда Министерство энергетики Литвы сделало удивленное лицо и устами своего пресс-секретаря заявило, что в ходе испытаний были выявлены определенные процессуальные недостатки, ну а радиационный фон, само собой, при этом не изменялся. Отсутствовала информация о происшествии и на сайте литовской Государственной инспекции по безопасности атомной энергетики (ГИБАЭ), не говоря уже про сайт самой Игналинской АЭС. Хотя все, расположенные поблизости дозиметрические станции показали повышенный радиационный фон.

Показательна тогдашняя реакция главы литовского МИДа ЛинасаЛинкявичюса, который после вручения белорусской стороной ноты протеста, заявил, что это было сделано намерено (!), что это мол ответ на претензии Литвы по поводу инцидентов во время строительства БелАЭС.

Они получили хороший повод отыграться в пропагандистском поле, возможно, они хотят представить ситуацию на равных, как будто и мы - такие же, как и они, хотя это неправда, - попытался оправдаться глава литовского внешнеполитического ведомства. Впрочем, к огорчению ЛинасаЛинкявичюса, который так старался обелить официальный Вильнюс, настоящая правда вскоре всплыла наружу. И рассказал ее директор Игналинской АЭС ДарюсЯнулявичюс, который на момент инцидента руководил станцией. По его словам, в ходе испытаний нового комплекса по хранению радиоактивных отходов, действительно был выявлен повышенный радиационный фон.

После выявления повышенной радиоактивности подрядчик и заказчик ищут соответствующее технологическое решение (...). Возможно, потребуется дополнительная защита для тех контейнеров во время транспортировки и хранения, однако это разрешимо, - заявил в своем интервью Янулявичюс.

Получается, что власти Литвы сознательно попытались скрыть от международной общественности сам факт чрезвычайного происшествия. А это уже грубое нарушение принципов и норм международного права в сфере обеспечения ядерной безопасности. Такая же двуличная позиция официального Вильнюса проявилась и в начале апреля нынешнего года, когда на Игналинской АЭС произошел очередной инцидент, связанный с обработкой отработанного ядерного топлива. Причем данное ЧП снова было связано с подъемными механизмами - как и в конце 2017 года. Единственное отличие состояло в том, что информация о нештатной ситуации все-таки появилась на сайте электростанции. В сообщении говорилось, что в воскресенье, в 18 часов 40 минут во время обработки отработанного ядерного топлива в горячей камере 2-ого блока часть одной сборки отработанного топлива отцепилась от используемого подъемного механизма и осталась на дне горячей камеры.

Радиационный фон не изменился, фактов влияния на ядерную безопасность не установлено, никто из работников не пострадал - указывалось в сообщении. В нем также подчеркивалось, что информация о происшествии была передана в Го 2000 сударственную инспекцию по безопасности атомной энергетики Литвы. Однако, отрицая повышение радиационного фона, представители станции одновременно сообщили, что в ходе проведения горячих испытаний выяснилось, что радиоактивность небольшого количества радиоактивных отходов, накопленных в ходе эксплуатации Игналинской АЭС и размещенных в старых хранилищах, превышает расчетные значения используемой радиоактивности. То есть, получается, что радиоактивный фон все-таки повышался? Ответ на этот вопрос также повис в воздухе, потому что официальный Вильнюс снова же хранил полное молчание.

Из всей этой ситуации можно сделать только один вывод - при помощи откровенной лжи, инсинуаций и передергивания фактов, власти Литвы развернули настоящую дипломатическую и информационную войну против строящейся БелАЭС. При этом литовский политический истеблишмент абсолютно не обращает внимания на гарантии безопасности, которые дает лично директор МАГАТЭ и запугивает соотечественников вторым Чернобылем, называет белорусскую электростанцию ядерной бомбой у границ Литвы и т.д. Впрочем, за всеми этими баталиями от мировой общественности скрываются факты чрезвычайных ситуаций на самой Игналинской АЭС. А ведь эта электростанция находится всего в нескольких километрах от белорусской границы и соответственно представляет реальную опасность для Беларуси.

Неформальный союз молодых белорусских журналистов

3de5e1ce
Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы