Авторизация
 

Кризис семи

Кризис семи


Последний саммит «Большой семерки» лишь подчеркнул нежизнеспособность этого объединения

Кризис семи

Последний саммит «Большой семерки» лишь подчеркнул нежизнеспособность этого объединения

Хотя появление президента США Дональда Трампа на последнем саммите «Большой семерки» (G7) в Квебеке было воспринято без особого восторга, есть все основания разделять его скептицизм по отношению к группе. У политологов уже давно вызывает сомнения целесообразность ежегодных встреч лидеров из Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Соединенного Королевства и США.

Еще в 2001 году, когда был придуман акроним БРИК, эксперты предсказывали, что растущее экономическое значение Бразилии, России, Индии и Китая в конечном итоге приведет к значительным изменениям в глобальном экономическом управлении. Они заявляли о необходимости включить в состав органов глобального управления как минимум Китай, если не все страны БРИК.

Вместе с тем отмечалось, что Франция, Германия и Италия не могут иметь каждая своего представителя, поскольку у них общая валюта, денежно-кредитная политика и структура фискальной политики (по крайней мере в теории). Также поднимался вопрос об объективности включения Канады и Великобритании в число наиболее авторитетных стран мира.

По прошествии 17 лет «Большая семерка» по-прежнему приносит мало пользы, разве что создает рабочие места для госслужащих тех стран, которые туда входят. Да, G7 по-прежнему включает семь западных демократий с крупнейшими экономиками. Но что дальше? На данный момент экономика Канады не намного больше, чем Австралии, а у Италии лишь немного больше, чем у Испании.

G7 - это артефакт ушедшей эпохи. В 1970-х годах, когда к G5 присоединились Канада и Италия, новый альянс действительно доминировал в мировой экономике. Япония переживала подъем, и многие ожидали, что она догонит США; Италия росла, и никто не думал о Китае. Но в этом году Китай, по прогнозам, обгонит всю Еврозону. И при нынешних темпах роста он будет эффективно создавать новую экономику размером с Италию менее чем за два года. Более того, ВВП Индии уже больше, чем у Италии, и Бразилия, пережившая кризис, также не отстает.

Другими словами, единственная глобальная легитимность, на которую может претендовать G7, заключается в том, что она представляет собой несколько крупных демократий. Но 85% прироста мирового ВВП (в долларах США) с 2010 года приходится на США и Китай. Еще 6% прибыли формирует Индия, в то время как долларовая стоимость экономики Японии и ЕС фактически снизилась.

В свете этих реалий «Большая семерка» была бы гораздо более актуальной, если бы Канада, Франция, Германия и Италия были заменены Китаем, Индией и единой делегацией, представляющей еврозону. В то же время, конечно, уже существует орган, который представляет нынешние страны «большой семерки», а также БРИК: «Большая двадцатка», которая была сформирована в 1999 году.

Со времени своего первого официального саммита в 2008 году G20 служила ясной цели - обеспечение форума для ведущих мировых экономик. Любой меньший клуб, существование которого оправданно, должен иметь такую же легитимность, как и G20. В конце концов Индия и Бразилия также действующие демократические государства и вскоре могут стать более процветающими, чем Франция и Великобритания.

Дональд Трамп вызвал бурю негодования, когда заявил о необходимости возвращения России в G7. Но стоит спросить, какие глобальные проблемы нынешняя «Большая семерка» способна решать, помимо узких экономических? Глобальные вопросы - от терроризма и ядерного нераспространения до изменения климата вряд ли можно решить без помощи стран G7. И хотя западные СМИ изображали Трампа как черную овцу саммита, у Италии тоже есть правительство, которое ратует за сближение с Россией.

Недавний саммит G7 лишь усилил ощущение того, что западные политики не способны взять под контроль самые насущные проблемы в мире. Безусловно, на мировых финансовых рынках кого волновали, например, недавние беспорядки в Квебеке. Но, между прочим, это может просто отражать тот факт, что «Большая семерка» больше не имеет такого значения.

Забегая вперед, ясно, что G20 предлагает лучший кворум по вопросам глобального управления, чем G7, особенно в его нынешнем состоянии. Хотя большее число участников затрудняет достижение жизнеспособного консенсуса, оно в то же время гораздо более представительно. Самое главное, в «Большую двадцатку» входят страны, которые будут необходимы для решения глобальных проблем сейчас и в будущем.

В то же время меньшая представительная группа стран все еще может иметь смысл наряду с «большой двадцаткой». Но только если она будет правильно задумана. С этой целью ведущие мировые аналитические центры должны начать предлагать конкретные идеи о будущем глобального управления.


Агрегатор новостей 24СМИ


источник3de5e1ce
Оставить комментарий
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Смотрите также
  • Сегодня

Мы на Одноклассниках
Мы в соцсетях
  • Twitter
  • Facebook


Интересные материалы